Дневники тайн прохождение 2 эпизод знакомый вид

Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке - о. Митрофан Сребрянский

Смотреть Дневники Тайн. Предыстории. История #1. Дневники Тайн. Наследники Анубиса. Эпизод 2. Знакомый вид. two language levels are indicative bases of the third, since the syntax is the от вида словообразования и словоизменения, языки мира разделяются на текстового (электронная почта, чат, форум, сетевые дневники), аудио- или работа над текстами должна вестись от знакомого к незнакомому, а не. Дневники Тайн Прохождение Наследники Анубиса. Игра Дневники Игра Дневники Тайн Наследники Анубиса 2 Эпизод Знакомый Вид 2 года назад.

Ночь наступила дивная, лунная; приехали на разъезд тридцать первый, и здесь снова стоим час среди дремучего леса, облитого светом луны! Что это за восторг, такой ночи никогда не забуду. Конечно, о сне никто и не думал, все офицеры вышли гулять, а солдаты аукались, и отзвуки голосов их разлетались далеко-далеко. Пенза расположена на горе и производит прекрасное впечатление; хорош вокзал. Поехал посмотреть город и купить кое-что.

Насколько хороша Пенза из окна вагона, настолько же грязна и неприглядна внутри. Наш Орел — столица перед нею. Путь лежит среди дремучего краснолесья; остановились на разъезде Алеевка и пошли гулять по лесу. Приехали в Сызрань; город в стороне. Получил телеграммы из Орла, от духовных детей. Встретили эшелон Нежинского полка и с ним принца Персидского [15] ; приятно было повидаться, я так любил его. Тронулись и мы с Михаилом; в купе у генерала отпели панихиду по его брату Александру на ходу.

По ее берегу мы ехали целый час; что за красота, что за многоводье!. Идут пароходы в пять этажей, тянутся баржи, плоты, всюду жизнь, движенье! Предстояло переехать Волгу по мосту длиною верста с четвертью. Я сел на площадке вагона и, вооружившись биноклем, стал смотреть.

Красивее и грандиознее зрелища я и представить себе не могу; описать не берусь, это надо видеть; я даже боялся ехать, как будто по ниточке какой шел поезд и вот-вот она порвется, но Господь помог: За Волгой уже другая картина; степи и природа мне знакомее, более походят на Морозовскую [16]население реже.

В Самару приехали уже в 9 часов вечера. Город хороший, но вокзал плохой. Приехали в инородческие места: Бугуруслан очень красивый город издали, только лишен растительности. Целый день едем отрогами каких-то гор. Обедали в Абдулино, пища была плохая.

Чудный вид на город, расположенный на крутой горе. Длинный мост через реку Белую проехали благополучно; мосты все охраняются часовыми. От самого Бугуруслана стали попадаться татарские деревни с мечетями.

Странное с непривычки впечатление производят эти минареты с полумесяцами… в России и — полумесяц свободно сияет над селом, а говорят еще о русской нетерпимости.

И сколько таких сел проехали мы?! Но до чего страшны татары здесь, в своей обычной обстановке, грязны и безобразны; башкиры. Я раньше думал, что только наши мужики отличаются нечистоплотностью, однако и инородцы такие же; постройки их точь-в-точь русские, мечети деревянные, небогатые. В Уфе на вокзале встретил меня подполковник Быков с женой, бывший у меня в Орле; очень хорошие люди; провели со мной полтора часа.

В 9 часов тронулись далее. Нас предупреждали в Уфе, чтобы мы весь день не ложились отдыхать, смотрели в оба, так как виды откроются очаровательные. Действительно, что пришлось увидеть, то и описать трудно. С одной стороны большая река Белая, по которой плывут пароходы, плоты; с другой — горы, сплошь покрытые дремучими лесами. Это начались предгорья Урала; но эти виды были только цветики, ягодки же впереди.

Подъезжая к ней, мы увидели огромную гору, покрытую лесом, конусообразную — как будто кто нарочно убрал ее зеленью. Тронулись далее и буквально замерли от восторга; все высыпали к окнам, боялись потерять мгновение: Горы и скалы одна причудливее другой: Живо представилась Афонская гора с ее подвижниками. Смотря на эти горы, скалы и пещеры, так и кажется, что вот-вот выйдет из них какой-нибудь старец вроде. Петра Афонского и благословит нас, но… это только кажется, на самом деле всюду грязные татары и заводские рабочие!

Какие чудные горные реки, быстрые, бурные; часто встречаются малые водопады. До вечера видели два завода сталелитейных с заводскими селами. Как красиво они расположены между горами, производят совершенное подобие аулов; живут, очевидно, зажиточно: Особенно поразила меня белая часовня на высокой-высокой горе над заводом: Ах, красота, красота природы, как она возвышает душу, приближает к Богу!.

А все-таки мы уже оканчиваем Европу и въезжаем в Азию… Прощайте, европейцы, мы становимся уже азиатами, но, поверьте, любить вас искренне не только не перестали, но еще больше любим, сердце так и рвется к вам, только вас здесь не хватает, кажется, бросил бы всю эту красоту и полетел к вам… Однако стальная машина не дремлет, а все тащит, не к вам, а от вас, все вперед и вперед! Что за воздух в горах, как он чист и свеж, настолько, что на очень далеко отстоящей от нас горе собравшаяся вокруг костра толпа рабочих разговаривает между собой и мы слышим даже отдельные слова… Вечер; всходит огромная луна; как горный фонарь, выходит, осматривает: Вот он фонарь в верху горы, вот нырнул в долины и медленно, покойно уходит в высь небес… Все в порядке, горы — не грешные люди, они не пойдут против законов Вседержителя!.

А вот каким темным покрывалом ложится тень от больших гор на меньшие и на долины. Они сейчас скроются в этом темном покрове, а как они хороши днем, при свете солнца!. Змейкой бегут по ним серебристые горные ручьи, переливаясь тысячами самоцветных камней… Ярко зеленеет трава, прямо блестит, ни пылинки, и все покрыто цветами разных сортов, точно ковер, подобного которому не было даже у Соломона.

Я забрался на открытую платформу, сел на козлы командирского экипажа и отдался в уединении думам о пережитом. Осталась одна станция — и Европе конец. Решили отслужить молебен на границе. Проехали станцию Хребет и теперь зигзагами спускаемся с Уральских гор в сибирские долины. Сейчас Челябинск, здесь дневка. Слава Богу, первую часть пути совершили благополучно, только одна лошадь пала во 2-м эскадроне.

В 4 часа вечера приехали в Челябинск; города почти не видно: Господи, что здесь, на военной платформе, творится, прямо столпотворение вавилонское: На самом вокзале не лучше, тоже толпа, и притом не только наполняет зал, но прямо на платформе расположились дамы, сестры милосердия, врачи, офицеры, солдаты, серые мужики; все это сидит, иные прямо на полу, другие на чемоданах, узлах!. Здесь же едят, пьют чай, снуют носильщики, орут благим матом дети!. Захотелось мне пойти в буфет выпить воды содовой; вхожу, едва протолпился, спросил бутылку клюквенного квасу, так как вода выпита вся жара здесь более тридцати градусовкое-как выпил, сам подошел к буфету — заплатить, никто не спрашивает платы: Аркадия из Екатеринбурга приехал встретить.

Я был очень рад ему, поговорили с ним около часу. В это время приехала Наталья Аф. Еду на извозчике в город… широкие улицы, хорошие дома, даже электрическое освещение; одно плохо — улицы все немощеные. Город большой — до тридцати тысяч жителей.

Дневники Тайн. Наследники Анубиса. Эпизод 2. Знакомый вид.

Меня поразили здешние лошади: Проехали мимо красивого женского монастыря, рядом духовное училище с отдельною при нем церковью. Встречаются прямо-таки поразительной архитектуры дома, построены сплошь из гранита, например железнодорожное собрание.

По приезде на квартиру выпили по стакану чая и с г-ном Карцевым отправились в баню… Хочу завтра поисповедаться и приобщиться Святых Таин; о, если бы это удалось, как я был бы рад!

Радушная хозяйка к нашему возвращению уже приготовила уху и мягкую постель. Приятно отдохнуть после долгого путешествия в вагоне! Много получил здесь писем от духовных детей. Пришел в монастырский собор как раз в то время, как монахиня только что начала читать правило ко святому причащению; я прослушал. Затем явился молодой монастырский священник, оказавшийся нашим, воронежским, даже соседом из Россоши; он предложил мне отслужить литургию, на что я с радостью согласился.

Поисповедавшись у старца, я совершил святую литургию, первую в Азии. Как я рад, что приобщился Святых Таин, где теперь еще придется?! У игумении, по приглашению, пил чай. Монахини очень ласково приняли. Простился и отправился на станцию. Стоит сибирский поезд, везет пассажиров на Иркутск, и между ними отряд сестер милосердия… Посмотрел я на них: Больно чрезвычайно смотреть на это; утешаюсь одним, что там, на полях битв, увидя страдания людей, они забудут о себе и послужат ближним всей душой.

Нам отвели чудный пульмановский вагон второго класса; мне дали отдельное купе, и я устроился в нем, как дома, с полным комфортом. Природа здесь пошла однообразная — степь, но земля плодородная, родит прекрасно, и особенно пшеницу. С самого утра почти на каждой станции масса народу, и что за народ вежливый: Многие держат в руках мешки с хлебом — лепешками пшеничными, лотки с кренделями и яйцами, которые они, ходя по вагонам, давали солдатам, так что к вечеру в каждом вагоне набралось по большой куче лепешек и всякой снеди!

На одной станции мужик разносил в подарок чудный свежий лук, и я соблазнился, взял себе пучок, которым за завтраком с удовольствием лакомился. К 11 часам утра приехали на станцию Зырянка, и здесь я отслужил обедницу, во время которой говорил эшелону краткое поучение о необходимости в предстоящих трудах взаимной любви и поддержки, а также соблюдения строгого послушания начальству, хранения дисциплины.

После раздавал книжки и листки солдатам и народу. Нужно было видеть радость станционных служащих и усердие, с которым они молились; оказывается, церковь от них в пятнадцати верстах и службы на станции никогда не бывает. Пели по-прежнему все, и вообще богослужение прошло с таким же одушевлением и радостию, как и 13 июня. В час дня приехали в город Курган Тобольской губернии. Город имеет двадцать тысяч жителей; достаточно поляков; красоты никакой, хорош только мост через реку Тобол.

Дорога везде охраняется часовыми из запасных. Только и разнообразия что встречающиеся в степи огромные табуны киргизских лошадей, стада скота и около них гарцующие на своих карликах конях киргизы с длиннейшими кнутами. Киргизы при тридцати трех градусах жары щеголяют в ватных халатах, крепко затянуты поясами, и на головах меховые шапки; лица загорели, как уголь, вымазаны салом.

В полдень показался город Петропавловск — это уже Акмолинская область, земли войска Сибирского — казаков. Город очень живописно разбросан на гористом берегу реки Ишим приток Иртышачерез которую перекинут весьма длинный мост.

В городе поражает обилие мечетей — их пять, все каменные, с высокими минаретами. Вышел на станцию, буфет помещается в палатке, духота невообразимая. Осматривал вокзальную церковь, построенную на деньги фонда императора Александра III; очень красивая церковь с дубовым иконостасом. Вывели лошадей, сделали проездку; у нас пока все благополучно, а вот в 4-м эскадроне неладно: У нас же вышел казус: Слава Богу, разразилась гроза, прошел крупный дождь, и стало легче.

Я перебрал вещи — надо умудриться так уложить, чтобы можно было поместить в двуколке. Наступил холодный вечер, все попрятались по своим гнездам.

Спал довольно хорошо, встал пораньше, чтобы не проспать реку Иртыш, которую будем переезжать пред городом Омском. Омск очень красиво расположен на холмистом берегу многоводной реки Иртыш. Вот и река; опять длиннейший мост; смотрю на воду и вспоминаю о судьбе Ермака Тимофеевича, плывшего по этой самой реке в тяжелой броне; он не мог побороть быстроты течения и утонул.

Да, течение очень быстрое… сердце замирает при этом воспоминании; думал ли я, когда учил историю, что увижу своими глазами эти места?! Река судоходная, бегут пароходы, плывут баржи. Вокзал в четырех верстах от города — их соединяет ветка железной дороги; поезда ходят в город и обратно каждый час. Около вокзала огромная слобода, скорее похожая на город, так как в ней красуется много очень хорошей и оригинальной постройки домов, церковь.

Стоим три часа; генерал поехал представляться генерал-губернатору Сухотину, а офицеры — осмотреть город. Приехали в восторге от магазинов, театра, зданий, Иртыша. Переехали на продовольственный пункт в пятнадцати минутах от главного вокзала, вывели лошадей, трубачи поехали в Иртыш купаться и купать лошадей.

Игра "Дневники Тайн" Волчий Лабиринт 2 эпизод 2 часть

Приехали в город Каинск; самого города почти не видно, он в двенадцати верстах. Далее начнутся непрерывные болота, более чем на сто верст, и вода — такая гниль, что местные жители только по привычке переносят, а нас предупреждали не пить, потерпеть. Все это кружится, жужжит, кусает… Едем уже целый день и только к вечеру встретили небольшое село с церковью на берегу озера-болота; бабы выносили продавать карасей, жаренных в сметане.

Кругом на жилых местах везде курится помет — нарочно жгут и этим немного ограждают себя от комаров и оводов! Замечательно, что животные сами лезут в дым и стоят. На лицах надеты сетки, или почти наглухо обвязаны они платками с прорезом для глаз. На станции Кривощеково простояли лишних два часа, так как в Оби собралось уже восемь эшелонов и для нас не было места; наконец тронулись. Переехали реку Обь… уже стали свыкаться с длиннейшими мостами и многоводными реками, а сначала было так жутко!

Река очень оживлена, много пароходов и барж; видимо, река Обь — хорошая водная торговая артерия, да еще на самом берегу — станция Обь. Соединение железного и водного путей сделало то, что здесь образовался торговый пункт — теперь уже город Ново-Николаевск, или, как здесь его зовут, Никольск. Девять лет назад на месте этого города была непроходимая тайга, с дикими зверями, ни одного дома буквально, а теперь большой торговый город с сорока тысячами жителей, чудным собором, еще тремя церквами, прекрасными школами, магазинами… прямо по-американски, да и городом-то стал только с 15 января года.

Город очень живописно расположен на крутом берегу Оби. Приехали, выгрузились; здесь стоим двое суток; путей запасных мало, а собралось уже десять эшелонов… что творится на коновязях — просто ужас: Здесь же работает интендантская рушка, сушилка, веялка… все шумит, кричит и покрыто тучею пыли. Что же будет на войне? Терпели, терпели солдаты да и взялись за кнуты, хворостины и начали строптивых кусак и драчунов отхлестывать по спине, только этим и смирили немного; после уже только крикнет солдат да покажет кнут — сейчас страсти лошадиные стихают.

Вот и подите — кнут помог; я сам свидетель, что среди этого ада больше ничего не оставалось делать! К вечеру выкупали коней, напоили, накормили, спала жара, и немного успокоились.

Боже мой, целых шесть писем принесли, из них два от Оли женыодно от Н. Слава Богу, Оля бодрится и смирилась; о, если бы это было не в письме только, но и на деле?! Конечно, сейчас же. Идет подполковник го Нежинского драгунского полка и говорит: Действительно, прекрасная баня, и мы вымылись отлично.

Вообще на этом пункте построено несколько огромных каменных зданий в два и три этажа каждое; в них находятся: Спасибо великое устроителям сказали мы, да и все, конечно, говорят то. Со времен Ермака не видали, вероятно, Сибирь и Обь в своих недрах такого молодецкого войска!

Глядя на плывших, живо вспомнились храбрые казаки Ермака Тимофеевича, также плывшие добывать славу царю своему и родине по сибирским рекам и оглашавшие их, наверное, такими же удалыми песнями!. Песня истинно русская, как и музыка, выражает душу народа… Какою широкою волною разливается песнь наших воинов! Какая ширь, мощь, энергия в песнях этих! Именно только русские воины так поют, в их песне ясно чувствуется бесхитростность, простодушие, вера и сила, сила могучая, не падающая, не теряющаяся при напастях, а идущая все вперед и вперед, пока не достигнет цели своей… Да, особенно поет войско русское: Услышал звон в железнодорожной церкви и поспешил к богослужению.

К обеду купил себе пару копченых стерлядей за двадцать пять копеек; не поверил, когда сказали цену; ведь это вкуснее сига, впрочем, стерляди в Оби сколько угодно, потому и дешево. Началась тайга сибирская, местность холмистая, покрытая сплошь лесом; деревья уже не чахлые, как в Барабинской степи, а огромной высоты и толстые.

Встречается много полян и оврагов без леса, они покрыты густо высокой травой, такой высокой, что коровы видны только наполовину; масса цветов разнообразных оттенков!

Возделанных полей почти нет, сел — ни одного не встретили до вечера, а лишь при станциях пять-шесть домов новоселов-переселенцев, еще не устроившихся и не обстроившихся. На станции Чабула я разговорился с мужичком — переселенцем Курской губернии — о земле; он сказал, что землю еще правительство не делило между ними, а пашет каждый, где хочет и сколько хочет, также и косит; только деревьев без разрешения лесничего рубить нельзя; да они и боятся уходить далеко в тайгу: Солдаты наши купили две косы и косят на каждой остановке сено, сколько хотят.

Вот в какую страну приехали, странно как-то даже! Пью без конца чай. Мошки и комары — это здешнее бедствие; начальники станций, кондуктора, стража, рабочие, мы — все в сетках. Бедные лошади прямо мучаются.

Купил себе на одной станции земляники и клубники, поел и поплатился жестоко; не буду больше есть здешние ягоды, они растут на болотистой почве и, кажется, вредны. Ходил смотреть привокзальную церковь, каменная, но мала чрезвычайно, между тем, кроме большого числа служащих, здесь же расположен довольно большой поселок из переселенцев; замечательно — ни одной соломенной крыши.

Церковь внутри ремонтируется, службы не. Симпатичный сторож-старик при этой церкви — отставной солдат; узнавши, что я полковой священник, он воодушевился и стал рассказывать, как он воевал в году, как брали Карс, и пожелал мне, чтобы я на войне подражал их священнику: Я поблагодарил его за пожелание.

Пошел к генералу, решили служить обедницу на станции Судженка, куда приходим в 9 часов утра по петербургскому времени. Опять едем тайгою… я представлял себе, бывало, тайгу чудным лесом, красивой, но оказалось не. Мы обыкновенно привыкли видеть лес зеленым, всякое сухое дерево сейчас же убирают, а тайга — это дремучий лес, но перепутанный, то есть среди зеленых пихт, сосен, кедров, берез и других находится масса сухих деревьев, поломанных, обгорелых и тут же валяющихся; встречали десятки десятин горелых дерев, эта безжизненность, присутствие сушняка, который никто не убирает, страшно портит общую картину тайги.

На одной станции разговорился с крестьянином — переселился в году, жаловался на трудность возделывания земли, на плохую почву: Поддерживает здешний люд тайга да сенокосы. Приехали в Судженку; начальник станции, кажется поляк, не позволил служить обедницу в зале второго класса, пришлось устраиваться в третьем классе, где не оказалось даже иконы; я принес свою, святого Митрофания, да Евангелие поставил и крест, сторож принес двухкопеечную свечку — вот и церковь готова!

Собрались генерал, офицеры и почти весь эшелон да служащие — много богомольцев оказалось. Служба, как и прежде, прошла очень хорошо, воодушевленно все пели; я говорил поучение о необходимости честно и верно исполнять возложенный на нас Богом и царем долг, помнить присягу и не только исполнять, как приказание, но и любить свое дело, чтобы совершать его с сердечностью, без зависти и помогая друг другу!

При таком исполнении долга, да к тому же если будем держать себя честно, Господь, Который укрепил немощи расслабленного, укрепит и наши слабые силы и благословит успехом наши дела! Приложились ко кресту… и с ободренным духом пошли к вагонам. Местность немного веселее, тайга реже. В город Мариинск приехали на два часа раньше расписания; вот и Сибирская дорога: Мариинск в унылой местности, две трети жителей — евреи, торговля вся в их руках; никак не думал я, чтобы в Сибири были и евреи, однако города Каинск и Мариинск почти сплошь населены ими.

К прежним бедам прибавилась новая — мошки, да такие назойливые, что лезут всюду: Забыл упомянуть, что все стрелочники и путевые сторожа вооружены револьверами, а некоторые и винтовками. Никак не могу привыкнуть к здешнему пути, всегда мне жутко, зигзагов на Сибирской дороге масса, подъемы и уклоны очень крутые, так что поезд то летит сломя голову с уклона и на этих ужасных заворотах вагоны идут прямо боком, то едва-едва ползет в гору и солдаты-денщики спрыгивают на лужайки тайги нарвать цветов для своих офицеров.

Вечером разразилась страшная гроза, удары грома были похожи на залпы из нескольких орудий; говорят, что в тайге всегда такие ужасные грозы! Никто не ложился, заперли окна, вентиляторы и с трепетом ожидали ударов: Очень красивый вид имеют эти горные пашни и огороды, почти до самой вершины расположены они; и как это взбираются туда пахать?

В общем, выходит, что горы покрыты как бы правильными четырехугольными коврами: Есть горы около реки Енисей очень высокие, особенно одна, даже смотреть страшно. Тайга и в горах продолжается, но здесь деревья гораздо лучше — много огромных дерев пихты, сосны и кедров. Завиделся город Красноярск… не даром он так назван: Красноярск расположен на берегу многоводной и неимоверно быстрой реки Енисей; такой быстроты течения при огромной ширине и глубине я и представить себе не. Около устоев быков железнодорожного моста вода буквально кипит и шумит, как водопад.

Город снаружи очень красив, особенно собор и духовная семинария, но внутри нет ни одной мощеной улицы, хотя камня тут же очень. Поезд подошел к военной платформе, расположенной на самом берегу Енисея. Я начал осматривать окрестности: Направо и налево от реки очень большие горы, между которых зеленые долины, и на них построены дачи, точно гнезда ласточек; в бинокль я насчитал шесть таких дач одна над другой; так красиво, что не оторвешься!

Город весь как на ладони; к нему бегут пароходы и тянут за собою баржи. Я видел здесь плоты с пилеными и колотыми дровами; как ухитряются удержать их в деревянной очень редкой раме при быстроте течения Енисея — не могу понять! Вот как мы, жители равнин, не привыкли к горам!

Вопросы по игровому процессу. | Дневники тайн - группа игры | ВКонтакте

Пошел через лагерь Красноярского резервного батальона, на зеленом плацу которого стоит очень красивая часовня. Тронулись, с замиранием сердца переехали мост чрез реку Енисей и поплелись долиною между гор. С большим интересом продолжали путь среди роскошной природы; хотя немного отдохнули душой от однообразных равнин Барабинской степи.

Чаще стали встречаться села с церквами: Каждое утро благодарю Бога за ночь, и не мудрено: Стоим на станции Иланская. Из природы записать нечего: На станции Юрты встретили санитарный поезд: Офицеры советуют запасаться теплой одеждой; хорошо, что я взял ее в достаточном количестве. Поезд их весьма удобный: Что это за восторг, оторваться нельзя! Так устали сидеть в вагонах, что не дождемся Байкала, хотя бы немного освежиться!

Сегодня исполнилось двадцать суток нашего пребывания в вагоне; слава Богу, до сих пор все было благополучно! Читал прекрасные произведения иеромонаха Михаила преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии. Июль года 1 июля Ночь спал совсем плохо; летели мы ужасно; паровозы дергали немилосердно, даже вещи падали; я положительно мучился на ложе своем!

Не говорю уже, что жутко становится при такой бешеной езде, но и физическая мука: Когда настало утро, от души сказал я: На четыре часа раньше расписания приехали в город Нижнеудинск, где и без того три с половиной часа стоянки; это машинисты для себя старались, все-таки лишних четыре часа отдохнуть.

Генерал вышел рассерженный, офицеры тоже, сделали заявление начальнику станции и получили уверение, что дальше этого не. И действительно, дальше поехали по расписанию. Местность очень гористая, но город Нижнеудинск лежит в долине на берегу страшно быстрой горной реки Уды, чрез которую перекинут большой мост в четыре пролета. Дно реки каменистое, и вода до того прозрачна, что с высоты моста можно считать камни на дне; быстрота течения ужасающая; кондуктор добавляет, что это еще мало воды, а вот скоро вода начнет сильно прибывать, когда солнышко пригреет и снег начнет таять в горах!

Выходит, таким образом, совершенно обратное нашему речному положению: Городишко плохой, весь деревянный, только две церкви. Здесь мы простояли восемь часов и тронулись. Опять потянулась тайга; горы стали уходить назад и теперь кажутся синими облаками.

Двигаемся среди долин и холмов, покрытых хвойными лесами. Чаще стали попадаться хуторочки — это переселенцы, семей по пять-десять поселились, получили по пятнадцать десятин на душу и теперь разрабатывают под пашни, выкорчевывают пни, жгут их, так что среди леса вблизи хуторов разбросаны возделанные маленькие участки земли. Встречается много берез, но как жалок их вид: Увлекаюсь сочинениями иеромонаха Михаила.

Какая спокойная критика современной светской литературы. Михаил пишет и о церкви и о таинствах так, что каждый может читать с пользою его произведения. Чаще стали попадаться населенные места, даже большие села с церквами, и, что особенно замечательно, в каждом порядочном селе видна пожарная каланча и дороги сносные.

За станцией Зимого переехали по огромному мосту реку Оку — какое совпадение с нашей орловской Окой, только сибирская Ока гораздо лучше орловской. Виды по берегам прекрасные. Опять пересекали два больших моста через реки Белую и Китай… вот как Сибирь богата реками и огромными мостами; стали привыкать, а сначала поражались. Станция Иннокентиевская; приехали вовремя; нас здесь выгрузили.

Жара такая ужасная, доходит до сорока градусов. Верстах в двух от станции ярко блестит на солнце крест Иннокентиевского монастыря, где и почивают мощи первосвятителя Иркутского.

Величественный монастырский собор особенно красиво рисуется на синеве близлежащих гор. Рядом с воинской платформой находится несколько двухэтажных каменных зданий, в которых устроены номера для проезжающих офицеров бесплатно, столовая офицерская с обедами из двух блюд — сорок копеек, и помещение для солдат.

В баню не успели пойти, так как комендант объявил, что по новому расписанию мы должны выступить из Иннокентиевской сегодня же в 6 часов вечера. Вдали в синей дымке виднеется Иркутск со своими многочисленными храмами. Решил первый переход совершить на двуколке.

Штандарт и трубачи впереди, мы в средине, с боков и сзади вооруженные караульные солдаты; заиграла музыка, и мы выступили в поход. Скоро мы потеряли совершенно человеческий образ и обратились в каких-то эфиопов!

Приблизились к Иркутску; большой город, особенно его красят величественный собор и прочие православные храмы. Переехали реку Иркут, а потом красавицу Ангару, проехали мимо вокзала и поднялись на высокую гору; спуск очень опасный, едва не разбилась офицерская кухня; мы спустились благополучно, но страху набрались порядочно!

Окрестности все покрыты лесами. Спустившись с горы, на лужайке, среди леса, мы увидели развевающийся флаг, большой стол, накрытый белой скатертью, с винами, закусками! По сторонам стола два костра — картина дивная; это уполномоченный великой княгини Елисаветы Феодоровны г-н Второв угощал. Простояли до 2 часов ночи и на рассвете тронулись далее в путь. Глаз не пришлось сомкнуть даже на одну минуту.

На всех стоянках, через каждые двадцать верст, построены станции с большими комнатами для проезжающих и запасными лошадьми. Двигаемся горами, да какими! Две-три версты подъем — это еще милость, а то вот семь верст непрерывно поднимались; затем спуски не лучше подъемов, приходится тормозить, иначе лошади не сдержат. Леса девственные, к некоторым местам никогда не пробраться вследствие крутизны, да и по сторонам дороги едва пройдешь несколько шагов; дальше лежали сухие павшие огромные деревья, переплелись ветвями с ползучими растениями — но красота, красота какая!

Вот поднимаемся в гору, осталось два-три зигзага, лошади выбились из сил, становятся… раздается команда: На подъеме, внизу, как-то все сдавливается в груди, как будто горы сжимают; кажется, вбегу туда и надышусь полной грудью… Я на вершине; воздух утренний чист и свеж, ветерок обдувает уставшее тело. Вид открывшийся прямо чудесен: Своими очертаниями и зеленью, меняющимися по мере прохождения, они составляют все разные картины и не производят однообразного впечатления.

Внизу, среди гор, у подножия высокой горы, на берегу чистой и быстрой реки Иркут заблестел крест на церкви… Село Введенское — наша первая остановка, пройдена тридцать одна верста; в 5. Все и все устали, не спали, и все-таки везде смех, шутки, прибаутки — что за люди наши солдаты?!

Рядом с коновязями пять огромных деревянных бараков с нарами у стен для солдат; есть один барак офицерский. Подошел комендант, очень советует прямо идти купаться. Да и нужно-таки основательно вымыться, мы ведь от пыли черны, как уголь. Зазвонили на колокольне церкви; пошел в храм.

Иду по селу — богатое: Оказывается, жители землею мало занимаются, а главное ремесло их — сплав леса, извоз и охота. Церковь деревянная, небогатая, что стыдно богатым жителям, но чистая и светлая; особенно меня поразило, что церковь внутри оклеена комнатными шпалерами, и притом разных цветов, то есть трапезная — один цвет, главная —. Служил молодой священник; на утрени не было ни одного человека, на обедне — пятнадцать человек.

Во время литургии на клиросе пела матушка с племянницей. После литургии зашел к батюшке. Приняли меня так радушно, что и высказать невозможно: Батюшка проводил меня до двуколки. Подъем версты в три был так крут, что некоторые двуколки тащили на руках. Я верст пять шел пешком, а остальные одиннадцать верст ехал верхом. По дороге иногда встречаются кресты — это путники несчастные или убитые на тракте. Между прочим, говорят, что Кругобайкальский тракт строили каторжники и между ними декабристы.

Почти рядом с дорогою грандиозный лесной пожар; благодаря массе павших сухих дерев пламя бушует целым столбом, и огненные языки высоко поднимаются к небу, смолистый дым ест глаза; наконец проехали. Открылись виды — положительно восторг и описать невозможно! Как только поднимаешься на перевал, так и замрешь, невольно остановишься: Горизонт открывается огромный, горы вокруг нас, под нами и вдали синеют, сливаясь с облаками.

Приехали в Глубокое; ночлег; нам отвели огромный флигель, и я расположился очень удобно, поставив кровать на нары. Подгурский, добрая душа, приготовил и предложил нам горячий ужин — суп, и мы поужинали из солдатских котлов на славу! Но какая картина пред нашими глазами! В котловине между гор расположилось тысяча восемьсот лошадей и людей: Долго-долго смотрели все мы с балкона барака на это дивное зрелище!

Казаки предупреждают, чтобы мы остерегались выезжать вперед далеко от своего эшелона; они уверяют, что иногда медведи выходят даже днем на дорогу и сидят на ней, нежась на солнце.

Офицер Нежинского полка говорит, что они сегодня на походе днем видели недалеко от дороги медведя, а жители селения очень жалуются, что медведи часто посещают их огороды и убивают коров. Вообще зверя разного в этой дикой тайге, которая идет от Перми до Маньчжурии, масса: Местные жители занимаются почти исключительно скотоводством, причем разводят яков — быков и коров с лошадиными хвостами, главное достоинство которых в том, что они зимою сами добывают себе пищу, разбивая снег, и дают молоко столь густое, точно сливки, хотя немного побольше одной бутылки с удоя; мясо их вкусное.

Буряты ни сеют, ни жнут, ни собирают никаких запасов на зиму. Кроме скотоводства и лесного промысла, жители почти поголовно охотники, у каждого две-три собаки-ищейки; в разные времена года охотятся на разного зверя: Разве это не так? Я про "симпатическую магию". И кто считается "приверженцем рериховского движения"? Стиль абзаца про нью-эйдж поправлю. Про консенсус почитаю, спасибо. Приверженцы рериховского движения — это те, кто описан в ссылках, по которым я вас просил проследовать: Ученые-приверженцы идей Живой Этики позиционируют его как синтетическое научно-философское учение, дающее новые мировоззренческие основы для развития науки[9].

Другие авторы считают, что философия Агни-Йоги основана на идеях древних эзотерических школ[2]. Двойное название учения — Живая Этика и Агни Йога — указывает на две главные стороны человеческого совершенствования — этическое преображение, принятие нравственных основ бытия и овладение так называемой психической энергией.

Учение содержит многие медицинские, астрологические, психологические и другие знания о жизни в её многообразных аспектах[1][3]. Рерихами, записанные в е годы во время странствий и жизни семьи Рерихов в Индии и Тибете [1]. Елена Рерих утверждала, что эти беседы происходили дистанционно, методом яснослышания[4].

Источники остались те. Последний абзац Преамбулы доработаю позже, скорее уже в понедельник. Если его еще не перенесут в другой раздел… -- Александр Устименко И источников, которые бы отрицали эзотеричские основы, не представлено, чтобы писать, что так считают другие авторы.

Куда вообще исчезают составные части текущей преамбулы? Кто-то из участников уже согласился их убрать? Прошу прощения, но подобные укрывательства Махатмы Мориа мне напоминают былое.

Живая этика Преамбула 2: Прошу продолжать обсуждение. Вместо кавычек можно использовать курсив. На это могу сказать: А как же понимать? Определение этого не проясняет. В итоге само определяемое понятие не раскрыто, запутано, не ясно.

А слова "беседа" и "Пространственный Огонь" могут пониматься совершенно произвольно в зависимости от фантазии читателя. Поэтому или слова эти даются без кавычек курсива как в словаре, или к ним надо делать сноски, где и будет проясняться специфическое значение этих слов в данном определении.

К тому же термины эти в текстах Агни Йоги идут без кавычек. Пример Пространственный Огонь зовет человека к достижению высших энергий Мир Огненный, 3 часть, Что до диссертации то в ней, несмотря на большой список использованной литературы, не приведено ни одной цитаты из Агни Йоги, писем, статей Рерихов! Внимательно читая текст диссертации обращаю Ваше внимание на такую цитату: Хотя рериховская доктрина стала своеобразной идейно-теоретической базой для неорелигиозного творчества, но как показало исследование, большинство рассмотренных движений лишь формально используют её установки и понятия, но трактуются они произвольно, в зависимости от социальных, политических, мировоззренческих реалий и специфики трансперсонального опыта.

Онтологические, и космологические построения во многих учениях хотя и связаны с доктриной Рерихов, но большей частью лишены оригинальности, отличаются эклектичностью религиозных положений.

Это к вопросу важности упоминания в преамбуле статьи о влиянии Агни Йоги на Нью-эйдж в России. Будете продолжать на этом настаивать? Но вне религиозной среды Агни Йоги эти термины не могут восприниматься с той же верой, поэтому их в первый раз следует написать в кавычках.

И это не значит, что эти слова далее повсюду следут закавычивать. Подводя итог рассмотрения всего спектра проблем, связанных с возникновением и развитием рериховского движения в России в XX-XXI. Движение последователей Рерихов имеет доминирующую культурно-просветительскую и общественно-политическую направленность.

Основная установка многочисленных рериховских организаций делается на решение насущных проблем современности, улучшение окружающего мира, личного самосовершенствования и развитие гражданского самосознания. Главной задачей и конечной целью являются радикальное преобразование человечества, создание единой мировой общины, основанной на взаимопонимании и сотрудничестве. Даже написав слова в кавычках один раз следует разъяснять закавыченый термин или в скобках за этим словом или используя сноску или в тексте статьи.

Что касается возражений про рериховское движение и Нью-эйдж, то возражений кроме речей эколога из Ярославля я пока не. Однако эта критика не являются авторитетной см. К слову отмечу, что в статье пока что записано, что рериховское движение повлияло на нью-эйдж в России, а в диссертации говорится о рериховском движении как об одной из старейших модификаций движения Нью-эйдж.

И это говорит научная работа, посвященная интересующему нас предмету. Источников независимых от рериховского движения, разумеетсяговорящих об обратном, не представлено. Таким образом вопрос об исключении информации про нью-эйдж считаю исчерпанным. Ввиду того, что те движения указанные в диссертации Т. В том числе универсалистских, окультно - мистических, псевдосциентистских.

Указанные объединения, впервые с момента их появления в России становятся в данной работе объектом прикладного и теоретического религиоведческого исследования. Только формально, как пишет Т. Симанженкова, используют идеи Живой Этики: Иными словами наличие информации про влияние Живой Этики на Нью-эйдж в преамбуле без уточнения, что влияние это являлось является лишь формальным и произвольно трактуемым движениями Нью-эйджа как и указывается в диссертации Т.

Симанженковой создает ложное представление о приемствености идей Живой Этики упомянутыми движениями Нью-эйджа. Поэтому предлагаю или написать так следуя диссертации Т. Или просто переместить в раздел Интересно в существующей редакции. Касательно "беседы" и "пространственного огня", то здесь я солидарен с составителем Новейшего философского словаря А.

Грицановым, который дает их без кавычек. Я нигде не писал о своем согласии с их особым смыслом. Только Вы об этом говорили: Раз это Ваши слова, то прошу Вас и пояснить как следует понимать эти термины желательно с источниками. Оно возникло при жизни Н. Рериха, и никуда с тех пор не девалось. По-моему, у Семанженковой этот факт прослеживается. И так ясно, что рериховское движение - это движение последователей Рерихов и их идей. Последнее добавление, по-моему, по существу. Но завтра попробую переформулировать еще и свой вариант.

Желательно структурировано, чтобы можно было по пунктам рассмотреть ваши доводы, а то за обилием слов, в частности, не видны источники, на которые Вы при этом ссылаетесь. Предлагаю создать для этого раздел о влиянии идей Агни-Йоги и на идеи Агни-Йоги. Напишем там о тех, чьими идеями вдохновлялись сами Рерихи: Her channelled materials became the basis of what became known as Agni Yoga, a variation on theosophical teachings very much like those of Alice Bailey.

Рерих channelled Агни-Йогу, чтобы читателю был понятней происхождение Учения в современных терминах, так сказать. Да, конечно, термины дополню определениями. Эта диссертация и есть мой источник. Принимаете ли Вы его авторитетность?

Раз влияние формально то факт имеет второстепенную важность, он несущественный, и для этого факта не место в Преамбуле. Причем про формальное влияние надо упоминать обязательно. Можно, конечно, создать раздел про влияние Живой Этики на Нью-эйдж и в самой статье, где более подробно про это написать. Однако, даже наличие такого раздела не прибавит особо информации о предмете статьи, ввиду формальности такого влияния.

Что до Энциклопедии оккультизма и парапсихологии, то проходила ли она научную экспертизу? Были ли по ней положительные отзывы из академической среды?

Может ли она считаться авторитетным источником? Есть же в преамбуле: Елена Рерих утверждала, что методом яснослышания получала от Махатмы Мориа послания[4], По моему и так вполне понятно написано. Записать то же самое, но используя модное слово "ченнелинг"? Зачем вводить недостаточно, по-моему, распространенное слово? Он употребляет слово channel. Можно просто возле слова яснослышание в скобках написать ченнелинг со ссылкой на энциклопедию Мелтона.

Хотел я пойти навстречу, оставив только влияние Рерихов и рериховского движения на Нью-эйдж в России. После дополнительного чтения источников предлагаю писать не только о влиянии на Нью-эйдж, но и о том, что Агни-Йога и рериховское движение — сами являются частью Нью-эйдж. Завтра найденные источники выведу отдельной темой.

Формальное влияние не говорит о незначимости темы. О большой значимости темы говорит уже только одно торжественное заявление рериховских обществ, что они не относятся к нью-эйдж. Для них это очень важно. Кроме того формальность влияния весьма относительна. Рерихов явилось своеобразной базой для формирования многих течений. Часть их чисто формально использовала имя Рерихов как символ, указывающий на причастность к оккультно-теософской доктрине.

Таким образом формальность можно считать незначительным относительным фактором, маловажным для упоминания в преамбуле статьи. Также важно то, что сами рериховские организации и Агни-Йога — часть Нью-Эйдж. Какие уж тут, извините, формальности. Но посмотрел еще раз — сыровато. Конечно, уже лучше той невнятности, что присутствует в Преамбуле сейчас, но все же… Не будем спешить, лучше прежде всесторонне обсудим ее содержание. Так при более внимательном прочтении у меня вызвала серьезные возражения цитата из словаря Грицанова: Можно говорить о диалоге религий, о попытках нахождения каких-то общих этических основ.

Сомнительно, что Живая Этика претендует на синтез религий. Насколько я помню, в Живой Этике говорится о необходимости очищения религий от более поздних наслоений и возврату к учениям их Основателей или Провозвестников. Это утверждение слишком категорично и требует серьезных пояснений. Откуда он взял такую мысль? Живая Этика опирается на хорошо разработанную онтологию философских традиций Востока, в частности хорошо представленную в Тайной Доктрине Е. А в Восточной традиции в основе мироздания лежит Абсолют, некий безличный Принцип, который уже далее разворачивается, или эманирует в различные Планы, Силы, Стихии.

То есть эта часть цитаты вообще вводит читателей в заблуждение. Живая Этика опирается на Восточную философскую традицию, в которой некоторым аналогом религии является йога.

Поэтому и второе название этого учения — Агни Йога. Но между религией и йогой есть фундаментальное отличие. Центральной частью религиозного учения является Бог, упование на милость Божию, то есть на некую внешнюю человеку Личность, или Сущность. Центральной частью йоги является опора на развитие внутреннего духовно-энергетического потенциала человека, усилиями самого человека.

Абсолют, безличный Принцип, хоть и лежит в основании мироздания, но никакого участия в судьбе человека Он не принимает. Есть и другие отличия.

Поэтому цитата из словаря Грицанова у меня вызывает очень большие сомнения. Предлагаю ее заменить на более нейтральные и более адекватные предмету обсуждения.

Кроме того, для логической стройности изложения в первой части Преамбулы предлагаю добавить из Малого энциклопедического словаря пояснения о двойном названии учения: Я вижу, что Аблеев полностью подтверждает определение Грицанова. Но это вовсе не значит, что Живая Этика пытается каким-либо образом "синтезировать" обрядную часть разных религий, или их Догматы Веры, или их онтологические учения. Поэтому, на мой взгляд, утверждение "претендует на синтез всех Обсуждение обязательно почитаю, когда появится чуть больше свободного времени.

Может быть поучаствую в дискуссию на эту тему. Пока же свою претензию в части определительного "религиозно-философское учение" - снимаю.

Раз есть такое мнение в научной среде - пусть. Грицанову и статье в его словаре… Только сегодня этот словарь попал мне в руки. Но выжимка, которую из нее кто-то сделал… весьма неудачна.

Из контекста вырваны понятия, требующие более расширенного объяснения. Части предложения взяты из разных частей статьи. Между тем в самом начале статьи дается простое и ясное определение Живой Этики: Та же некорректность цитирования наблюдается и во втором абзаце текущего варианта статьи: Во-первых, почти дословное повторение первого и третьего предложения.

Во-вторых, в словаре Грицанова первые два предложения звучат несколько иначе: Кто так смело подправил уважаемый источник? И кавычки — вполне обоснованны дальнейшим поясняющим текстом 3 предложением. Источника под номером четыре недостаточно? Его можно продублировать и у первого предложения. Дополнительно отмечу, что наметилась тенденция повторения событий полуторагодичной давности, и всем новичкам, активно дебатирующим и заявляющим свои права, будет полезно ознакомиться с решениями нескольких АК о чем предупреждает шаблон вверху страницыисторией обсуждений здесь и на страницах про Елену и Николая Рериха, чтобы избежать повторений.

Живая Этика или Агни Йога — религиозно-философское учение, претендующее на синтез древней мысли Востока, всех йог и религий, научных достижений, духовно-практического опыта современного человечества. Базируется на положении о единстве принципов общечеловеческой нравственности всех религий. По моему, это более точно определяет суть этого учения, чем существующий вариант из Преамбулы. Что до "решений нескольких АК", фразы про "новичков, активно дебатирующих и заявляющих свои права" то упоминание этого говорит, что некоторые участники обсуждения изначально настроены на конфликт.

Прошу всех оставаться толерантными к мнению друг друга. И совместно работать над улучшением текста статьи. Она не соответствует действительности. Разные точки зрения требуют поиска консенсуса см. По-моему ваше предложение по Грицанову упускает важную деталь — Пространственный Огонь.

Как я понимаю, имеется ввиду Мир Огненный. Не понимаю, почему это центральное понятие Агни-Йоги до сих пор не описано в статье и не упомянуто в преамбуле. Причем просил бы Вас не вырывать их из контекста подавая как "заявление прав на игнорирование консенсуса". Требует ли исправление явно некорректного цитирования консенсуса, обсуждения и согласования? Про Пространственный Огонь как основу мироздания предлагаю не упоминать по крайней мере в Преамбуле по той причине, что мне не удалось найти в текстах Агни Йоги место где бы прямо на это указывалось.

Вероятно, поэтому это понятие и не описано в статье. Nordri-midgardвот Ваша цитата полностью: Неважно кто подправляет источники, важно то, что в таком случае, считаю, мы имеем полное право даже без обсуждения придать цитате корректный вид" Nordri-midgard Ваше мнение о якобы некорректном цитировании остается лишь мнением. А разговоры от новичков в таком ключе: Вы ничего не нашли в Агни-Йоге и про Мир Огненный?

Тогда как же собираетесь вносить коррекции в статью?